Освоение Арктики: кто первый?

 
Освоение Арктики: кто первый?
3 Ноября 2011

Научные станции должны прийти в Арктику раньше, чем там начнется ее промышленное освоение, чтобы успеть защитить полярные области от воздействия человека, сказал замдиректора по науке Института географии РАН Аркадий Тишков. В беседе с корреспондентом РИА Новости он рассказал о 12 арктических станциях, трещине в Норильском НИИ и о том, что на полюсе человек всегда первопроходец.


Наперегонки с бизнесом


По мнению ученого, России необходимо вещественно доказать свое присутствие за Полярным кругом – авиацией, кораблями, гидро- и метеостанциями, системой портовых хозяйств.
"Реальных шагов, необходимых для освоения Арктики, сейчас делается мало. Самое главное – развитие научных исследований, нам нужно вернуться в Арктику", - сказал ученый.
По его мнению, сделать это помогут не менее 12 комплексных научных станций, где под одной крышей будут работать специалисты различных ведомств: Росгидромета, Минобороны, МЧС, Минтранса, и, конечно, ученые.
"Станции должны обеспечить знание того, что произойдет, если мы будем бурить на шельфе, осваивать месторождения на архипелагах, пытаться заниматься морской добычей нефти, газа и других ископаемых. Кроме того, мы должны знать последствия транспортного развития Арктики – строительства железнодорожных и автомобильных дорог", - отметил Тишков.
Подобные станции могут быть расположены на Новосибирских островах, в дельте Лены, на острове Врангеля, на Земле Франса-Иосифа. Специалисты должны заниматься здесь научной работой, мониторингом состояния окружающей среды, проводкой судов по Северному морскому пути, а в случае необходимости - ликвидацией аварий.
"Когда мы указываем на карте точку, то знаем о природе этого места – какой там лес, какие животные обитают и тому подобное. Так вот, в Арктике много точек, где люди не бывали по 50-100 лет или вообще никогда", - сказал Тишков.


Нужно изучить Арктику, прежде чем добывать здесь нефть и газ – эксперт

Собеседник агентства обозначил приоритеты в изучении Арктики: сам Северный ледовитый океан (его лед, течения, дно, последствия освоения), климатические механизмы, животный и растительный мир, а также постоянный полярный мониторинг.
В Российской Арктике 15-16 федеральных охраняемых территорий, что составляет 5-6% от всей ее площади, причем доступ в некоторые заповедники, например, на Землю Франца-Иосифа, ограничен естественными условиями, куда, по словам Тишкова, "обычному человеку просто не добраться". С другой стороны, считает он, без охраны остаются общедоступные территории.
"Вполне можно было сделать 20-30% российской Арктики охраняемой территорией. На Шпицбергене более 50% отнесено к заповедной территории, в Гренландии самый крупный национальный парк – 70 миллионов гектаров, на Аляске – 20% площади – это национальные парки", - добавил эксперт.


Мерзлота и треснувший институт


По мнению Тишкова, проблема таяния вечной мерзлоты не стоит слишком остро для арктических территории, но многие старые постройки действительно не выдерживают трансформаций грунта и разрушаются. Кроме того повышается опасность аварий на нефте- и газопроводах, идущих по мерзлотным грунтам.
"Например, мой любимый институт сельского хозяйства крайнего севера в Норильске, с которым я много работал. У него трещина. Он, практически, напополам разрушается, хотя строили в то время прекрасно", - отметил собеседник агентства.
Между тем, подход к освоению Арктики должен измениться не только с точки зрения экологии, но и с точки зрения заботы о людях.
"Раньше (20-30 годы прошлого века – ред.) Арктику осваивали за счет ГУЛАГА. В настоящее время правильнее было на тех поселках, которые существуют, в городах, которые еще существуют, создать нормальную систему арктического жизнеобеспечения", - сказал ученый.
Уникальные проекты, например, город под куполом "Умка", который планируют создать на Новосибирских островах, не решит проблемы всех полярный поселений, считает ученый, и "завлекать" людей за Полярный круг нужно комфортными условиями существования во всем регионе.
"Если ориентироваться на вахтовый метод, то мы привлечем только временщиков. Им нет дела до природы, до ресурсов. Они приехали, схватили и убежали", - поясняет ученый.
По его мнению, надо строить поселки, привязывая их к прогнозируемому сроку эксплуатации. Например, если месторождение планируется использовать 20 лет, то и поселение должно исчерпать свой ресурс через это время.


Первооткрыватели и конфликт цивилизаций


Ученый отметил, что освоение "развитыми" цивилизациями приполярных районов сталкивает их с коренными народами севера – исконными владельцами этих земель.
По мнению Тишкова, за коренными народами должно оставаться право на их земли; закон должен регулировать взаимоотношения добывающих компаний и местного населения таким образом, чтобы люди имели возможность поддерживать традиционный уклад жизни.
"Где есть локально проживающие коренные народы, они должны оставаться полными хозяевами. Никаких чужаков быть не должно, потому что чужаки - это избыточная нагрузка на ресурсы", - пояснил ученый.
"Цивилизованный" человек, который оказывается в Арктике, рассказывает Тишков, оказывается наедине с природой и сразу понимает, как много зависит от его собственных решений.
"Я заболел Арктикой. Когда я первый раз увидел Быррганга – горы на севере Таймыра, то … что там луна, что там самое страшная местность – это марсианская какая-то поверхность. Там нет никакой особенной жизни, за счет лишайников ландшафт приобретает буровато-красноватый цвет. Это заворачивающее зрелище и ты всегда себя чувствуешь первооткрывателем. Ты даже не видишь коллег, которые рядом с тобой работают, ты растворяешься", - сказал Тишков.

Теги: Арктика, авиация, корабли, метеостанции, добыча нефти, газ, ископаемые, шельф
Короткая ссылка на новость: http://www.ipulsar.net/~R2i6B